Несчастные случаи альпинистов, часть 4



ЧТО ТАКОЕ ДИСЦИПЛИНА И ДЛЯ ЧЕГО НУЖЕН РУКОВОДИТЕЛЬ

“-Я для себя давно решил – дисциплина важнее опыта.
-Хм. А я своим говорю – думайте своей головой”
“Только не надо сравнивать альпинистов с детьми. Они взрослые люди, могут отвечать за свои действия и понимают, что любое восхождение связано с риском для жизни” (из высказываний на Форуме)

Вот об этом понимании стоит поговорить. Однажды на Памире в сложном походе руководитель подвел группу к подножию высокого перевала. Снежная обстановка ему не понравилась и он дал указание для бивака отрыть пещеру — могут быть лавины. “Ну надо- так надо, лавины – так лавины!” С шутками-прибаутками участники отрыли просторные пещеры. А ночью над лагерем прошла большая лавина… Без чрезмерных усилий туристы откопали вход, почти ничего из снаряжения не было утеряно, но… желание продолжать поход у них пропало напрочь! А им же ясно сказали, если они сами не заметили: “зарываемся от лавин, место — плохое”. Почему же тогда, до лавины никто не взбунтовался? Не потому ли, что туристы с опытом походов высшей категории сложности СОВЕРШЕННО НЕ ПОНИМАЛИ НАСКОЛЬКО ВЕЛИКА МОЖЕТ БЫТЬ ОПАСНОСТЬ. И при этом

Несчастные случаи альпинистов, часть 3



ОСТОРОЖНО – УСПЕХ

Если вы с оптимизмом смотрите на горы – это еще не
означает, что горы с оптимизмом смотрят на вас.

Представьте двух отруководивших (отучаствовавших) примерно одинаковым числом походов (восхождений) людей. У первого формально не было ни одних спасработ. У другого – допустим, имели место тяжелое ЧП и одни спасработы. Вопрос: кто из них в опытнее и насколько? Если исходить из логики, то первый должен быть примерно в 1,5 раза более квалифицированнее. Вас, читатель, ничего не смущает в таких логических построениях? Ответьте сами себе: положительный или отрицательный опыт заставил вас ДУМАТЬ О БЕЗОПАСНОСТИ? Не приучает ли нас логика видеть не правду, а то, что привыкли, ожидаем, хотим увидеть? Убедить даже обычного человека с положительным опытом в необходимости самокритического осмысления своих действий очень непросто. А уж гении, загипнотизированные своими успехами, значительно чаще, чем обычные люди, склонны уверовать в свою непогрешимость. “Логично” не связываться на ровном закрытом леднике – трещин быть “не должно”. Когда со временем это оказывается не так – “логично” идти вторым по следам – не провалишься. Или в лыжах : площадь опоры гораздо больше – “логично”? Пока однажды не убедишься, что проваливается идущий след в след и третьим и четвертым. Затем “логично” будет идти уже в связках, но — как удобнее. Вот ведущий связки делает несколько шагов и уходит с головой в трещину. Вж-и-и-к – веревка пропиливает в снежной подложке тонкую борозду и тот оказывается десятью метрами ниже и в стороне от провала в полной темноте! Потихоньку потрескивают гнилые нитки на давно не проверяемой “системе” — без всякого рывка. И обнаруживается, что до сих пор не было настоящей страховки и опыта – только имитация! И — появился ОПЫТ, основанный на памяти о тех часах и минут, которые ты провел в трещине. Но – только опыт хождений по закрытым ледникам!… Лет двадцать назад турист с опытом походов 6 к.с. руководил несложным походом студентов на Зап. Кавказе. Увидев большое бревно, по которому надо переходить горный поток, одна участница сказала, что ей страшно. Тогда

Несчастные случаи альпинистов, часть 2


ОСОБЕННОСТИ НАЦИОНАЛЬНОГО ТУРИЗМА

“Почти полдня мы шли пешком по камням, таща за собой лыжи и санки, по пути теряя, то одно, то другое”
(Из походного дневника)

Туризм, альпинизм, как и другие виды человеческой деятельности, опирается на традиции, школы, личности. Традиции – это привычки. Если наши привычки оказываются неполезными, то маршруты проходятся не столько “благодаря”, сколько “вопреки”. И большинство приключений в походах носят вполне субъективный характер. Вот группа туристов – лыжников решила сходить зимой на Памир. А заодно и подняться на “семитысячник”. Почему нет, если имеется достаточная походная практика и схоженная команда? Они долго готовились осуществить свою мечту, но “накануне вылета из города стало известно, что у нашего участника нет в паспорте вкладыша, свидетельствующего о том, что он гражданин России, а паспортный стол начинает работу одновременно с началом регистрации на самолёт…Когда мы за 15 минут(!) до окончания регистрации приехали в аэропорт, то ожидающая часть группы уже придумала запасной вариант похода — на Приполярный Урал”. Может быть, участник и руководитель понятия не имели об этой формальности? Это стоило это таких нервов?

Начинаются подходы. Лыжники двигаются по реке, часто переходя её по снежным мостам. Неожиданно идущий вторым проваливается в воду и быстрое течение утаскивает лыжу под лёд. “Ситуация казалась безвыходной, но мы твёрдо решили, что будем рубить лёд на реке вниз по течению, если придётся, то до самого поселка и за оставшиеся 21 день уж точно найдём лыжу”. Это правильно: отмечая, что “зима в этом году была тёплая, и вместо обычных -40 С было всего -25 С и река, вдоль которой мы шли на перевал не застыла, потому что в неё впадает много горячих источников”, нам легче три недели рубить лед, чем принять меры к недопущению таких ситуаций. Проходит несколько дней, заснеженную реку сменил ледник: “Идти по ледяным буграм на лыжах было невозможно, и приходилось идти по снежным мостам. Руководитель шёл первым и, проходя по очередному

Несчастные случаи альпинистов, часть 1



У меня был друг Джон Херман, опытный турист-горнолыжник и профессиональный фотограф. Единственное объяснение его гибели заключается в таком знакомом всем нам чувстве “это не может случиться со мной”. Я думаю, мы просто не могли бы оставаться психически нормальными в этом мире, полном разнообразных опасностей, если бы не верили в собственную неуязвимость. Херман снимал фильм о лавинах. В одном сюжете его сценария предусматривалась большая лавина, пересекающая шоссе. Он запечатлел на пленке этот момент, но сам погиб. Лавина захватила его, когда он убегал. На его лице застыло изумление”.

М. Отуотер “Охотники за лавинами”


Когда происходит ЧП, мы находим десятки “объективных причин” объясняющих, почему это случилось. Оказавшийся “неожиданно трудным маршрут”. “Плохие погодные условия”. “Неожиданная лавина”. “Случайный камень”. “Трещина там, где ее быть не должно”. “Отказавшее снаряжение”. При этом не только до выхода на маршрут, но и в горах почти всегда есть время ПОДУМАТЬ. Независимо от описаний, увидев маршрут своими глазами окончательное решение: идти дальше (и как именно?), переждать, или “выйти из игры” – мы принимаем сами. Участников и руководителя — выбираем сами. Проверяем

Вечные пленники Эвереста...

Екарёк.ру вспоминает тех, для кого лучше гор могут быть только горы, на которых еще не бывал. Это занятие сопряжено с множеством опасностей, но, несмотря на все это, ежегодно тысячи людей отправляются в путешествия, из которых они, скорее всего, не вернутся, и они знают об этом.

На Эвересте группы альпинистов проходят мимо непогребенных трупов, разбросанных то там, то тут, — это такие же альпинисты, только им не повезло. Кто-то из них сорвался и переломал себе кости, кто-то замерз или просто ослаб и все равно замерз.

Какая мораль может быть на высоте 8000 метров над уровнем моря? Тут уж каждый за себя, лишь бы выжить.



1. Если так хочется доказать самому себе, что